Полянка — одно из немногих золоторудных месторождений Хабаровского края, от момента открытия которого до начала разработки не прошло и пяти лет. В 2015 году "Нижнеамурская горная компания" защитила на Кабачинско-Полянкинской площади запасы золота на Полянке. В июле 2017 года лицензия была переоформлена на "НГК Ресурс", проектом разработки месторождения стал руководить Валерий Гуминский и уже 8 мая 2019 года в рамках опытно-промышленной эксплуатации на фабрике из золота Полянки был отлит первый слиток Доре.

Сейчас, на этапе пуско-наладки, "НГК Ресурс" производит слитки с регулярностью два раза в месяц. Одну из плавок наблюдала корреспондент Вестника Золотопромышленника Екатерина Воробьева.

ТАЕЖНАЯ ИДИЛЛИЯ
"Еще в марте 2018 года здесь ничего не было. А теперь — посмотри!", — говорит мне Валерий Иосифович Гуминский, с гордостью показывая объекты ГОКа. Из временного вахтового поселка мы едем в новый жилой район, Валерий Иосифович и экскурсовод, и водитель. "Это — дизельная электростанция — четыре блока по 800 МВт. А здесь идет монтаж ремонтно-механических мастерских, склада ГСМ и пожарной станции. Склад реагентов охраняет "Росгвардия". Обрати внимание — теплица, круглогодичная, уже ждем урожай: 16 июня посадили помидоры и огурцы".

Навоз для теплицы завозили, как это ни парадоксально, из самого Хабаровска. От Полянки до столицы края — около тысячи километров. Я, чтобы попасть на месторождение, сначала полтора часа летела в Николаевск-на-Амуре, потом 30 км ехала на катере по Амуру, затем еще около 15 км — по дороге. Можно было добираться от Николаевска по суше, через перевал, но это гораздо дольше. К слову сказать, и причал для катеров, и грунтовые дороги к месторождению строила "НГК Ресурс".

Валерий Иосифович привозит меня на площадку, где полным ходом идет строительство десяти брусчатых домов. Этот участок поселка полянковцы уже окрестили "Рублевкой". В октябре дома будут готовы, и сюда заселятся инженерно-технические работники, кто поодиночке, а кто и семьями: жильё просторное, позволяет. "Этот — будет мой дом! — хвастается Гуминский. — Рядом баня — для всех".

Замечательно жить в уютном деревянном доме посреди леса! Деревья, птицы, дикие животные. Говорят, на месторождение приходят лисы, их подкармливают, и они уже не боится людей. Идиллия. Но это с одной стороны. С другой — удаленность от цивилизации, общение с узким кругом людей… Как привлечь сюда кадры? Как сохранить их? Очевидно — комфортными условиями и достойной зарплатой. И самое главное — у персонала должна быть вера в руководителя. Ведь не случайно, за Гуминским, который раньше возглавлял "Нерюнгри-Металлик", ГК "Голд", "Золото Курьи", на Дальний Восток поехали люди из Алтайского края, Якутии и с Урала: рабочие, повара, инженеры.

"Тут у нас общежитие и столовая", — прерывает мои размышления Валерий Иосифович. В вахтовом поселке живут одновременно 240 человек. Вахта — 45 дней. Столовая, на первый взгляд небольшая, оказывается очень вместительной: легко справляется с таким количеством персонала. Да не просто справляется, а кормит так, что еда в столичных ресторанах кажется после нее пресной. Питание на Полянке стоит 7500 рублей в месяц. На первое — несколько блюд на выбор: куриная лапша, бухлёр, борщ; на второе — что пожелаешь: и оленина, и свинина, и рыба; выпечка и десерты — к чаю. Шеф-повар Любовь Алексеева сначала работала с Гуминским в Якутии, затем — на Алтае. "Когда увольнялась с "Золота Курьи", — рассказывает она, — Валерий Иосифович сказал, не расстраивайся. Жди. Будет у меня новый проект, — позову". И позвал, — зарплату предложил в 2,5 раза больше, чем получала прежде.

КАПЛЯ ЗОЛОТО ТОЧИТ
Впереди перед машиной видим куда-то спешащего по дороге человека. Гуминский тормозит, открывает дверь. "Это наш горный мастер Даурен Аманов. Надо подвезти".

Останавливаемся около карьера. "Вот, познакомься — Козлов Николай Мефодьевич — экскаваторщик от бога! — представляет мне крепкого мужчину. Жена — Снежана, учительница, приехала с ним. Работает сейчас у нас диспетчером, идеально работает!". По проекту карьер круглосуточно обслуживают четыре экскаватора, пятнадцать самосвалов, три бульдозера, погрузчик и грейдер. Глубина от 15 до 20 метров, площадь — 20000 кв м. Часть породы идет на склад (0,3-0,8 грамма золота на тонну), руду с содержанием выше 0,8 г/т везут на дробилку.

Дробильный комплекс состоит из двух щековых дробилок и трех конусных, из которых работают пока только две, и они должны дробить 600 тонн руды в час (1,5 млн тонн в год). Причем дробильный комплекс не только измельчает руду до "минус 10", но и производит окомкование (агломерацию): смешивает продукт с цементом и слабым раствором цианида.

Нам навстречу высыпают молодые ребята. Валерий Иосифович всех знает по имени, каждому жмет руку. "Дробилка работает без перерыва, — объясняет мне мастер ДСК Анатолий Емельянов (тоже с Алтая). — Работаем в две смены, по 22 человека. Обедаем один час, по очереди".

Руда Полянки относится к убого-сульфидному типу, самый оптимальный способ обогащения — кучное выщелачивание. От дробильно-сортировочного комплекса руда движется к штабелям по конвейеру протяженностью более километра.

После выхода на полную мощность на месторождении будет обустроено шесть площадок примерно 200x600 метров. Первый штабель сложили в феврале, сегодня в работе уже две площадки, еще две обустраивают. Сначала выравнивают грунт, делают небольшой уклон. На гидроизоляционную геомембрану укладывают песок, систему трубопроводов, делают дренаж — слой щебня толщиной около 0,6 м. Отсыпают штабели высотой 9 м, по мере отработки они будут подниматься ввысь — до трех ярусов. Над кучами проводят систему подачи растворов с оросителями, общей протяженностью 5-8 км.