В Приамурье и соседних с ним регионах о "Прииске Соловьёвский" рассказывают легенды:
   
Высокоэффективное предприятие.
    ● Потрясающая производительность на россыпях.
    ● Золоторудная фабрика вышла на проектные показатели в течение трех дней после запуска.
    ● Несмотря на удаленность от крупных населённых пунктов, нет дефицита кадров, здесь сотрудники получают достойную зарплату.
    ● О селе Соловьёвск, где находится основная база, компания заботится, как о родном детище.

Чтобы убедиться в этом, наш корреспондент Екатерина Воробьёва съездила в Соловьёвск.

В активе компании более 20 действующих лицензий на участки россыпного золота. Одиннадцать разрабатываемых месторождений сосредоточены в радиусе 300 км от Соловьёвска в Амурской области, ещё три — в Забайкалье. Посетить всё не удалось, но проникнуться соловьёвским духом получилось.

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

От села Соловьёвск до карьера "Рудный" — 16 км. По дороге проезжаем заброшенную, заросшую лесом ЗИФ, которая когда-то принадлежала прародителю прииска — руднику имени Кирова: в 1934-1961 здесь извлекали золото гравитационным методом.

Новенькая приисковая ЗИФ стоит на пригорке. Её можно отнести к новейшей истории предприятия — запущена в ноябре 2016 года. До этого, в течение двух лет, прииск вёл опытно-промышленную эксплуатацию золоторудного месторождения с использованием гравитационной фабрики мощностью 100 тысяч тонн руды в год. Сейчас она тоже вносит свою лепту в производство.

Технологическая цепочка ЗИФ организована, исходя из особенности сульфидных руд, по большей части представленных арсенопиритом. По проекту коэффициент извлечения при выщелачивании — 0,82 — на грани упорности. Корпус включает в себя две стадии извлечения золота. Одна — для переработки руды с крупным золотом: гравитация на концентраторах Knelson плюс интенсивное цианирование. Вторая — основная — работает по технологии стандартного выщелачивания. Кроме того, здесь, на шлихообогатительной установке перерабатывают золотосодержащие концентраты, полученные драгами из россыпей.

Первое, что меня удивило, когда я зашла в помещение — тишина. Не повезло: за день до моего приезда на ЗИФ производство было остановлено на капитальный ремонт — внутри мельниц меняли футеровочные плиты.

Не удалось запечатлеть оборудование в действии. Хотя с какой стороны посмотреть, возможно это было настоящим везеньем — прежде я еще не видела мельницы изнутри. На моих глазах кран поднимал крюками плиты, а внутри 50-тонного "Каскада" рабочие их крепили к стенкам. Жерло мельницы (на 120-130 тонн) изнутри было похоже на спиральный вход в параллельный мир.

Никогда ранее экскурсия по ЗИФ не проходила в столь комфортных условиях. Обычно из-за грохота приходится по несколько раз переспрашивать экскурсовода, если не подставлять к нему ухо почти вплотную. В этот раз моим экскурсоводом был начальник фабрики Сергей Конюхов.

- Мельницы нуждаются в капитальном ремонте примерно раз в полгода, — поясняет Сергей. — При проведении этих ремонтных работ мы уложимся меньше чем в четверо суток. Сейчас опережаем график примерно на пять часов. Это хорошо: это план, это золото, это выручка.

Мельницы приводятся в действие двумя мощными двигателями: "Каскад" — 1,5 Мвт, шаровая — 1,6 Мвт. Их особенность — пневматический привод. Это позволяет исключить из конструкции все критические механические компоненты, которые присутствуют в традиционной системе привода, что, в свою очередь, значительно повышает КПД и эксплуатационную готовность мельницы.

Отделение цианирования и сорбции включает в себя 12 баков, завязанных в одну цепочку: девять для золота — на уголь, три — на выщелачивание. Баки расположены каскадом: каждый последующий на 60 см ниже предыдущего. За счёт такого расположения пульпа перетекает из одного в другой, сокращаются эксплуатационные затраты, в частности, на электроэнергию.

На Соловьёвской ЗИФ работает единственная в Приамурье, а возможно, по всему Дальнему Востоку и Сибири, автоматическая установка для растаривания барабанов с цианидами. Вскрытие барабанов с химикатами происходит без участия человека. Подготовленный автоматом раствор поступает в две ёмкости по 40 кубометров. Разовой затарки — 2,45 тонны — хватает на двое суток работы отделения цианирования.

В отделении интенсивного цианирования фабрики (два конуса по три тонны) скоро появится участок технологических исследований — мини лаборатория будет проводить оперативные исследования продукта цианирования и гравитации. Дополнительный контроль не помешает, хотя у соловьёвцев и так идёт всё строго по регламенту.

- ЗИФ вышла на проектные показатели в течение трёх дней после запуска, коэффициент извлечения 86%, — рассказывает Сергей. — Как запустились 19 ноября 2017 года в 19:30, так и работаем.

Рядом с действующей ЗИФ идет строительство еще одной лини измельчения. Уже возведены фундаменты для мельницы мокрого полусамоизмельчения и шаровой. Обе, как и существующие, на 68 кубометров. Невдалеке — фундамент для бака-осветлителя, где будет очищаться вода технологических процессов.

С вводом второй очереди мощность производства достигнет 1 млн тонн руды в год. Сейчас проектная мощность соловьёвской ЗИФ — 700 тысяч тонн руды в год. Впрочем, ещё в прошлом году соловьёвцы перешагнули проектный показатель и переработали 724 тысячи тонн.

МОЛОДЦЕВАТАЯ СТАРУШКА

Мой визит на старейшую в соловьёвском парке плавучих фабрик драгу N68 был также окутан тишиной. 68-ая стояла "на якоре": шёл ремонт черпаковой цепи, часть из семидесяти 250-литровых ковшей лежали на берегу.

Старейшая, изготовленная ещё по американскому проекту, внешне вовсе не походила на старушку — новая обшивка придавала ей весьма молодцеватый вид. К слову сказать, первая драга — N67 им.Ильича — была введена в эксплуатацию в районе Соловьёвска ещё в 1929 году, и отработала до 1983 года. Действующая долгожительница в прошлом году отметила 80-летний юбилей. Все это время она работала в районе Уркана и Малого Уркана, с 1991 года моет золото на карьере "Исток".

Сколько километров за это время прошагала 68-ая главный механик Сергей Корсаков подсчитать не смог. Уточнил только, что драга находится в постоянном движении, в зависимости от содержания драгметалла в песке, стоит на месте максимум 2-3 часа, в исключительных случаях бывает и по половине дня. За смену (12 часов) проходит около 12 метров, поднимает 2,0-2,5 тысячи кубометров (среднее содержание золота 50 мг на куб) и отправляет на берег 4-5 банок с золотосодержащим концентратом.

Главный в смене (всего четыре смены) — драгёр, в момент моего посещения — Николай Рыжиков. С 1999 года он работает на золотодобывающем предприятии, а "водителем" плавучей фабрики — уже около 8 лет, после того, как закончил курсы в Благовещенском политехе.

В команду драги также входят — старший, кормовой, верхний машинисты и электрик. Кроме того, каждый день на борту работает и пробоотборщик, на суше — береговой и бульдозерист. Обязательно на драге присутствует охранник ЧОПа, который бдительно следит, чтобы не исчезла ни одна крупинка золота. Ну и, конечно, повар. Столовая находится тут же, на третьем этаже. Рабочий день кашевара — с 08:30 до 16:30 (вообще рабочий день северных женщин на "Прииске Соловьёвский" длится с 08:00 и до 16:12, на 48 минут короче, чем у мужчин), за это время главный человек на кухне успевает не только кормить дневную смену, но и приготовить "про запас" — для ночной.

Большинство работников плавучей фабрики — местные, из села Уркан. Трудятся здесь уже по многу лет.

- Пришли — учились у старожилов, а сейчас уже сами старожилами стали, —смеется начальник 68-ой Руслан Фальк. — Я начал работать на драге в 2004 году, электриком, начальником драги — с 2015 года, уже четвертый сезон.

Дражный сезон в этих краях длиться с мая по ноябрь. Чтобы продлить промывочный период, на 68-ой установлен паровой котел, изготовленный в 1951 году на Воткинском заводе. Этот почти антиквариат отапливает внутренние помещения и вырабатывает технологический пар.

ГЛУБОКОЗАЛЕГАЮЩАЯ РОССЫПЬ